?

Log in

No account? Create an account

Ср, 20 мар, 2019, 08:57
Лавина. Попробуем спасти попаданца?



Я паниковал. Нет, не так, я был в ужасе. Пытался орать и дрыгать конечностями, но все получалось откровенно плохо. И орать, и дрыгать. Вокруг был настоящий бетон. А еще абсолютная темнота и тишина. И было трудно дышать. Поверьте, это по-настоящему страшно, когда сознание лихорадочно рвется наружу, а тело полностью обездвижено.

Почувствовать, что ощущает человек, полностью заваленный снегом, мне довелось еще в детстве. Лет в 6-7. Ближе к весне отец накидал снега с крыши дедова дома в одну огромную кучу, прямо перед окнами кухни. И вот в этой-то снежной куче я и выкопал себе достаточно большую пещеру, где помещался целиком.

В пещере было классно и играть не надоедало, к тому же залезь туда мог только я по причине длинного и узкого входа. Этим огромным сугробом из слежавшегося снега я и оказался в итоге придавленным в один из весенних дней, когда полез что-то ремонтировать в своем снежном доме.

Выбрался я в итоге сам, благодаря торчащим из входа ногам, которые остались до колен свободными от снега. Да и особых проблем с воздухом не возникло, по всей видимости внутри оставались воздушные полости. Но повторюсь, это реально страшно, до липкости. А в лавине будет еще страшнее…


Благодаря этой снежной куче из детства, вопрос о необходимости тренингов по лавинной безопасности передо мной никогда не стоял. Эту тренировку я прошел в школе SnowSense,а недавний пост из ленты напомнил про события годовалой давности.

Не буду повторять правильный алгоритм поиска пострадавшего в лавине, который можно найти в сети без особых проблем, а постараюсь рассказать о личных впечатлениях, которые можно получить только при отработке этого алгоритма в живую.



Итак, моделируем ситуацию. Группа бодрых, уверенных и вообще невероятно классных райдеров (таких, как мы :) с лавинным снаряжением у каждого участника, наблюдает за спуском своего товарища. Товарищу сегодня не очень везет, он спускает лавину и моментально попадает в неловкое положение. Информация о сошедшей лавине и о количестве пострадавших приходит по рации от уже спустившейся части группы, которая не сможет оперативно принять участие в поисках. Так как ситуация тренировочная, то в роли пострадавшего выступает рюкзак с бипером, закопанный сочувствующими зрителями максимально глубоко. Поехали.



Группа, как я уже сказал, наблюдает за товарищем. Это базовый навык у альпинистов, фрирайдеров и прочих туристов – опасный участок проходится поодиночке. Если бы соблюдались эти азы, то не случилось бы этой нелепой трагедии на Эльбрусе в начале года, о которой я уже писал. Да и много других трагедий тоже не случилось бы, увы это правило частенько нарушается по самым разным причинам.

После того, как лавина остановилась, нужно оценить ситуацию Получить информацию от других участников группы, оценить опасность повторного схода лавины, понять количество пострадавших и определить последнюю точку визуального контакта (LSP) с пострадавшим. На тренировке этот пункт можно выполнить достаточно условно, но тем не менее исходную информацию о количестве пострадавших мы получали по рации от такой же условной части группы, которая уже спустилась.

После предварительной оценки принимаются ключевые решения по проведению спасательной операции. Кто будет наблюдателем, кто будет искать и в каком порядке группа спускается к месту начала поиска.

При большой группе наблюдатель нужен. Он связывается со спасателями и наблюдает за склоном. Он из безопасного места видит и координирует все, что происходит в зоне поиска. Он предельно адекватен и контролирует ситуацию в целом. Именно он даст в рацию важную команду «Биперы в режим передачи!» после окончания поиска, когда все только начинают переводить дух. Мы примеряли на себя разные роли, и я скажу, что быть правильным наблюдателем ой как не просто.

Перед началом поиска всем в группе необходимо переключить биперы в режим поиска. Достаточно одному забыть это сделать, как с большой долей вероятности все будут искать именно его датчик. У нас один из зрителей забыл выключить свой бипер и было очень забавно наблюдать, как все участники поисковой группы по дуге пошли в «зрительный зал». Наблюдать-то забавно, а вот потери времени катастрофические. Используйте простые армейские методы: переключил бипер на поиск – поднял руку вверх. Так сразу видно забывчивых.



Далее начинается первичный поиск сигнала на местности. Здесь нужно двигаться максимально быстро и лыжникам в этой ситуации работать намного удобнее и быстрее, да простят меня ластоногие. Расстояние между проходами поисковиков стоит держать порядка 25 метров и 10-15 метров до края зоны поиска.



Выход на цель и постановка креста. У нас были разные лавинные датчики, лично я работал с BCA Tracker3. Достаточно рано цепляется за сигнал, но всухую сливает Pieps по скорости точного позиционирования (постановки креста).

После того, как у одного из поисковиков до цели остается менее 10 метров, остальным нужно прекращать поиск, доставать щуп и собирать лопату, готовясь помогать. На картинке выше мы втроем идем по кругу и ищем один датчик. Со стороны выглядит очень смешно, но двое из нас явно теряют время.

После постановки креста начинается щуповка от центра и по расходящейся спирали. Это один из самых быстрых этапов, как правило попадаешь в пострадавшего одним из первых же уколов. После попадания щуп остается торчать в снегу в том же месте.

Больше всего было непонятно, получится ли отличить укол в землю или камень от укола в рюкзак. Поверьте, все поймешь с первого же попадания, разница чувствуется очень сильно.

Также были опасения, что уколом щупа можно травмировать пострадавшего, чуть-ли не проткнув его насквозь. Но нет, это не те металлические пруты из арматуры, которым спасатели шинкуют лавинные выносы, ища окоченевшие тела. Складным алюминиевым щупом травмировать достаточно сложно.

Уколы нужно делать строго перпендикулярно склону, потому что важна глубина, на которой найден пострадавший. Потому что начинать копать нужно, отступив вниз по склону именно на расстояние глубины «нащупывания» пострадавшего. Если копать прямо вниз, то получается «лунка» и проблемы начинаются уже с глубины полуметра. Становится катастрофически неудобно доставать снег.



Так как работали мы на время, то честно признаюсь, что меня можно смело записать в чемпионы мира по «лункованию». Просто так было быстрее. Но рюкзак с бипером из лунки достать еще можно, а вот человека – уже нет.

Даже пушистый снег копать реально сложно и тяжело. Поэтому копают все, встав клином (нижние отгребают то, что выкинули верхние). Каждые несколько минут все копающие меняются по цепочке.

Ну вот, собственно, и весь нехитрый алгоритм поиска. Для повышения шансов на позитивный результат все это нужно провернуть максимум за 15 минут, а лучше быстрее. Дальше первая помощь и транспортировка.

Один из самых главных уроков, который я вынес из этих тренировок – это то, что теории недостаточно категорически! Можно читать статьи до красных глаз и смотреть учебные фильмы до посинения авторства разных умных и уважаемых профессионалов, хорошо разбирающихся в предмете, но все это никак не заменит практики.

Ничего сверхсложного в поиске бипером нет и вы, безусловно, найдете пострадавшего даже имея в багаже только теоретические знания. Через полчаса. А это недопустимо долго и выйти на приемлемые 10-15 минут помогут только тренировки на местности.

И еще, нужно помнить, что в подавляющем большинстве случаев помочь попаданцу могут только товарищи. Поэтому фрирайд в одиночку не катают.

Всем разных гор, зимних и летних. И никаких происшествий.
Берегите себя.

Еще про горные лыжи и сноуборд:
Лужба. Поднебесные Зубья. Честный фрирайд без канаток, ратраков и прочей механической нечисти

Фрирайд с головой. Школа SnowSense
Типичный день фрирайд-школы

Почему заполярный Кировск круче Красной Поляны
Красная поляна. Попытка реабилитации


Ср, 20 мар, 2019 07:17 (UTC)
martcell

Рюкзак-то ладно. У нас на тренировке закапывали всех по очереди. Иногда - в несколько слоев, то есть поверх тебя еще и рюкзак может быть. Ощущения непередаваемые - прекрасно слышно, как "спасатели" топчутся вокруг тебя, переговариваются, но найти почему-то никак не могут, так что фраза "как правило попадаешь в пострадавшего одним из первых же уколов" - в нашем случае была сильным преувеличением. И вишенка на торте - находят они, наконец, рюкзак, в котором лежит бипер, и довольные уходят. И вот тут-то накрывает настоящий приступ паники вместе с клаустрофобией

Ср, 20 мар, 2019 07:28 (UTC)
dvanet

Слушай, ну только один раз пришлось заново ставить крест, как раз когда на склоне щуповали не под углом в 90 градусов. В остальных случаях находили быстро.

По поводу закапывать целиком - полезный прием, надо бы взять на вооружение. Как дышали? Как обратную связь организовывали с закопанным?

Ср, 20 мар, 2019 07:58 (UTC)
martcell

Значит, у вас более умелые/удачливые участники были :)

Дышали через длинный тонкий шланг, выведенный сильно в сторону на поверхность. Обратная связь - рация, но ей, по-моему, ни разу не воспользовались

Ср, 20 мар, 2019 19:35 (UTC)
dariashmidt

Да уж, страдающим клаустрофобией скалолазами не стать, получается...

Ср, 20 мар, 2019 19:36 (UTC)
martcell

А какая связь? Скалолазы на теплых скалах сидят и невысоко, от лавин максимально далеки :)

Чт, 21 мар, 2019 10:00 (UTC)
uils

Обо всем в краткой заметке не рассказать, на наверное стоит добавить про множественный поиск.

Пт, 22 мар, 2019 12:35 (UTC)
dvanet

Да, я тут старался не касаться технических деталей. А про мультипоиск что конкретно имеешь в виду? Маркировка, метод трех кругов и прочее?

Сб, 23 мар, 2019 11:33 (UTC)
uils

Да. Про отсутствие тех деталей, пожалуй, поддержу. Чтение литературы без практического опыта - ноль.