dvanet (dvanet) wrote,
dvanet
dvanet

Categories:

Невероятнейшие приключения Гребибли и Гребубли на Южной Шуе. Часть первая



Невероятнейшие приключения Гребибли и Гребубли на Южной Шуе. Часть первая, в которой Вьюн оказывается Свирью, появляется и тут же исчезает Андреич, экипаж ночует на необитаемом острове, матрос замерзает до зубовного скрежета, на мужественном теле капитана появляются первые раны, а читатель знакомится со значением слова шпангоут.

После Валаама и двух прекрасных дней на берегу Ладоги мы трясемся по уже знакомому грейдеру и около 4 часов вечера наконец-то приближаемся к основной цели – городу Суоярви, откуда начинается водная часть нашего путешествия - сплав по Шуе Южной. В Суоярви, перед выходом на воду, помимо непосредственно сборки байдарки и упаковки вещей, нам нужно было решить еще два вопроса – где оставить машину и как нам вообще выбраться из конечной точки маршрута…

2. Хозяин этой красивой красной лодочки предупреждал меня в свое время, чтобы я сначала попробовал ее собрать где-нибудь на газончике у дома. И почему-то настойчиво три раза повторил, что инструкция по сборке должна быть с собой в обязательном порядке. Это он мне-то советует? Тому, кто в одиночку собирал Таймень за 35 минут? Ну конечно, я забил на предварительные газонные тренировки. Инструкцию, правда, с собой взял.

Справившись в итоге с этим удивительным творением человеческих рук и разума, хочу ответственно заявить следующее – деталей одного комплекта должно хватить на сборку ровно одной байдарки. Лишних деталей оставаться не должно и не утешайте себя мыслями, что эти оставшиеся неиспользованными штучки, на самом деле не нужны. Это не так. И слушайте хозяев красных красивых лодочек, иногда они говорят дельные вещи.

И еще, совершенно внезапно, название байдарки оказалась Свирь, а не Вьюн, как у меня почему-то вертелось в голове:


3. Вышли в районе 8 часов вечера, в уже начинающих сгущаться сумерках. Хотелось уйти подальше от Суоярви и встать на одном из многочисленных островов. Также хотелось найти стоянку максимально живописную и однозначно безлюдную. Понятно, что за оставшийся час светового времени эти хотелки были практически невыполнимыми:


4. И тут нам очень сильно везет. Совершенно случайно и практически в полных потемках мы находим ну просто невероятную стоянку на острове. Место там было всего лишь под одну палатку и дров на острове не было, но именно поэтому он оказался не засижен местными рыбаками. А дрова я привез с соседнего острова.

Я вам уже все уши прожужжал про этот необитаемый остров, но было реально очень круто. Красивейший закат, костер, звездное небо. И это чувство, когда ты наконец-то понимаешь, что цивилизация и все городские проблемы в любом случае оставлены позади, а впереди еще целая неделя совершенно другой жизни:


5. Общую прекрасность следующего утра омрачала странная мысль, которая не давала мне покоя полночи. «Универсальная юбка подходит ко всем байдаркам фирмы Тритон, кроме байдарок Свирь и Ладога…» Ну у меня же Вьюн, все нормально… Как Свирь?!? В общем, ответственно заявляю – на Свирь эти юбки на самом деле не лезут, несмотря на универсальность.

На всякий случай – юбка, это такая непромокаемая тряпочка на поясе гребца, которая закрывает дырку в байдарке, где, собственно, этот гребец сидит. Защищает от попадания воды в лодку.

Я же с грустью посмотрел на своего, ничего пока не подозревающего матроса, и на всякий случай поежился. Над озером постепенно усиливался ветер, и поднялась метровая волна. По озеру, до начала непосредственно самой реки Шуи, сегодня нужно пройти порядка 17 километров:


6. Только мы собрали палатку, как вдруг, откуда ни возьмись, принеслась очень маленькая, но очень злобная грозовая тучка и принялась с остервенением поливать наш островок.

А дальше было примерно так – первую волну режем носом и взлетаем, йо-ху, на вторую волну плюхаемся брюхом, а в третью волну втыкаемся, и матрос получает два ведра воды в люльку… И так до вечера, с периодическими остановками на отчерпывание воды из лодки.

Забавность первого ходового дня усиливалась тем, что идти нам нужно было вдоль волны, чего делать на байдарке никак нельзя – чревато переворотом. Поэтому шли мы галсами (зигзагом). А по небу за нами гонялись целые полчища маленьких, но очень злобных тучек:


7. По плану, в этот день хотели немного пройти по реке, но щелкающий зубами от холода матрос, сказал: «Нна-на-нна-нннаф!». «Нафиг! Встаем здесь!» - понял я. И мы встали лагерем у истока Шуи. И сразу же выглянуло солнце:


8. Совсем забыл рассказать, как решился вопрос со стоянкой нашей машины в Суоярви. Первым делом, приехав в этот славный город, мы сделали круг почета, нашли какую-то стремную парковку и взяли визитку с телефоном местного такси. Изначально планировали бросить машину на этой парковке, а из конечной точки маршрута (часа полтора на машине от Суоярви) вызвонить такси и вернуться в город за своей машиной. Все пошло, конечно же, совсем не так.

Когда я собирал байдарку, активно используя помощь инструкции и великого русского языка, приехал Андреич на своей Ниве с прицепом, забирать свою моторку и говорит: «Плюнь ты на эти стремные парковки, поставь машину у меня во дворе. И заберу я тебя, откуда и когда скажешь.» Действительно, чего это я придумываю какие-то нелепые схемы с таксистами? Поставил машину во дворе у Андреича и ключи от нее тоже ему отдал. Чтобы не утопить невзначай.

Да, видел Андреича я первый раз в жизни, хотя это, конечно, существенного отношения к рассказу не имеет:


9. Внимательный читатель спросит – чего это я показываю солнечные летние картинки и нагоняю страсти про погоду? На самом деле было совсем не жарко, а очень даже свежо. Июль в Карелии был настолько холодный и дождливый, что некоторые матерые экспедиционеры отменяли или переносили в другие места свои экспедиции. В августе ситуация немного исправилась, но вода толком прогреться не успела:


10. Пока природа показывает красивые закатные картинки, хочу рассказать про байдарочный экипаж. Человек, сидящий в байдарке сзади, носит смешное звание капитана, а сидящий впереди – гордое звание матроса. Капитан пытается командовать, а матрос пытается эти команды исполнять.

Если мнение матроса по поводу того, как и куда нужно идти, совпадает с мнением капитана, то движение лодки становится менее хаотичным и более прогнозируемым, а экипаж переходит в разряд «опытных». Некоторые экипажи в разряд «опытных» не переходят никогда.

Матросом обычно сажают девушку, капитаном - мужчину. В случае матросского бунта всегда можно поменяться местами и обязанностями, но не факт, что этот шаг приведет к улучшению общей картины:


11. Иногда в одном экипаже волей судьбы оказываются либо два матроса, либо два капитана. В ряде случаев это может привести к поистине шкурораздирающим последствиям:


12. Хорошая лодка. Название только подкачало… Свирь, чтоб его! Выходим в районе 11-30. Впереди нас ждут первые пороги:


13. Шуя оказалась широченной, но буквально через несколько метров выдала серию небольших перекатов и порожков:


14. Перекаты оказались очень кстати, потому что капитан должен был вспомнить, где находится «Право», а где «Лево». А матрос – понять, что вопль «Вперед!!!», раздавшийся сзади, означает, что ситуация постепенно переходит в разряд драматичных и необходимо вот прямо сейчас переключаться на пониженную передачу.

Также экипаж предпочел заключить пакт о ненападении и заранее договориться, что во всех потенциальных бедах будет виновата красная лодочка. Та, которая внезапно «Свирь-но-не-Вьюн-чтоб-его»:


15. Между тем впереди уже отчетливо шумит первый именной порог Грива, и мы чалимся справа для его осмотра:


16. По правому берегу идет тропа для обноса и осмотра:


17. По пути собираем грибочки и нюхаем цветочки:


18. Над тропой для осмотра есть место для стоянки, но не очень комфортное – темный ельник. Нам вставать в любом случае еще рано, поэтому, посмотрев и похмыкав, мы оставляем на берегу гермомешок с фотоаппаратом и ныряем в Гриву:


19. Подковообразный слив, а за ним достаточно кусачая бочка, которая обходится при правильном заходе. Ключевое слово «при правильном заходе». Наш заход был несколько коряв и немного неказист, чем не преминула воспользоваться бочка и, мягко притянув к себе и подтопив корму, перевернула кверху брюхом.

После оверкиля быстро догребаем до левого берега, переворачиваем лодку в приличное положение и отчерпываем воду. Вообще, учитывая отсутствие юбок, после этого похода наш экипаж смело может принимать участие в чемпионате страны по отчерпыванию вод из лодок. В этот момент моя штормовка вспомнила, что она единственная непривязанная вещь в байдарке и решила отправиться в самостоятельное плавание, радостно взмахивая рукавами:


20. Радостное и самостоятельное плавание штормовок в планы не входило, поэтому я догоняю ее по берегу и успешно прибиваю веслом к берегу, но в последний момент оступаюсь и начинаю медленно заваливаться в воду. Сделать я уже ничего не успевал, но решил придать ситуации вид «так и было задумано», для чего оттолкнулся от берега, взмыл над порогом орлом и плюхнулся в воду веселой бомбочкой, поджав под себя ноги. Ведь когда я отчерпывался, то глубина была примерно по грудь, и никаких последствий такая выходка не должна была принести. Не должна. Была.

Однако именно в этом месте вода была темная и таинственная, а круглый, большой и очень-очень шершавый камень невозмутимо скрывался примерно в 20 сантиметрах от поверхности воды. Капитанское приземление было поистине эпичным:


21. Пропустим некоторое время и перенесемся сразу на Суоекский каскад. Поверьте, в это время не происходило ничего интересного, если не считать длительного монолога о темных водах и шершавости отдельных камней в них:


22. Для катамарана в этом пороге места для маневра маловато, а вот для байдарки он интересен и требует достаточно техничного прохождения. Во время прохождения пару раз ощутимо прикладываемся бортом о камни:


23. Вскоре становится слышен порог Медвежий, на котором мы встречаем попутную группу на двух надувных Щуках:


24. В этот раз в порог заходим правильно и проходим его вполне себе успешно:


25. Ребята-щукари при разговоре постоянно залипают на мои ноги. Такое внимание льстит, конечно, но несколько непривычно. Нормальные такие ноги туриста-водника, как мне кажется:


26. А у нас опять прекрасная стоянка с собственным пляжем:


27. Неплохим закатом:


28.


29. Эта картинка никакой смысловой нагрузки не несет, кроме той, что этот узел – мечта перфекциониста. И я готов бесконечно сматывать запутанные веревки в аккуратные колечки:


30. А на примере этой фотографии я хотел бы рассказать, что такое шпангоут в конструкции байдарки. Шпангоут – это такая поперечная круглая железяка, вокруг которой натянута резиновая шкура. Между железным шпангоутом и резиновой шкурой есть небольшое пространство и если засунуть туда пальцы ноги, а потом со всей дури приложиться днищем о камень, то есть все шансы добиться их, пальцев, красивого посинения:


31. Следующий день прошел без серьезных порогов, во время которого мы вспоминали Гребиблю и Гребублю, наблюдали на Хаутаваарских мостах за сбором огромной коммерческой группы, а также за работой их группы поддержки:


32. К вечеру, не торопясь, дошли до порога Сизовский. Шумит, гремит и бурлит:


33. Прямо напротив Сизовского стоят коммерсанты. Порог имеет одну неприятную бочку, в которую сливается вода с центральной плиты, а также обливняков справа и слева:


34. Облазив все вокруг, решили на ночь глядя в порог не соваться, и разбили лагерь выше по течению:


35. Расчищая место для палатки, насшибали грибов и пожарили их на сковородке. Эта картинка чугунного превосходства водного туриста над горным, что тут говорить:


36. А следующим утром Сизовский нас сожрал и даже не поморщился:


Продолжение следует…

Tags: Карелия, байдарка, лес, палатка, пейзаж, поход
Subscribe

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →