dvanet (dvanet) wrote,
dvanet
dvanet

Categories:

О первом походном опыте



Большинство из тех, кто прочитает этот пост, так или иначе радуется возможности выбраться куда-то подальше от города, перспективе ночевки в палатке, возможности встречи рассвета у костра и прочим сомнительным удовольствиям походной жизни.

А как все начиналось? Почему вы вдруг решили в первый раз уйти из города? Друзья-знакомые позвали? Родители взяли с собой в первый поход?

Лично меня первый раз взяли в водный поход родители, но я был достаточно маленький и практически ничего не помню, кроме двух отдельных картинок: на первой муравьи дружно гонят крупного майского жука на съедение в муравейник, а на второй я проваливаюсь сквозь гнилой пол какого-то заброшенного дома. Больше воспоминаний нет, так что это не считается.

А вот рассказ о первом, вполне осознанном походном опыте, можно начать, например, так:
«В те давние времена, когда деревья были большими, а мир свеж и юн, меня, как и большинство советских детей, изгоняли на летние месяцы в исправительные учреждения – детские концентрационные лагеря, маскирующийся под мимимишные названия, типа «Солнышко» или «Светлячок»…

В этих лагерях специально обученные люди закаляли детские неокрепшие души, распределяя их по отрядам, поселяя в корпусах и заставляя ходить строем. Именно там я получил одну из первых психологических травм, когда записался в кружок барабанщиков и неделю тренировался выстукивать «Старый барабанщик, старый барабанщик крепко спал», мечтая о том, как буду бить в барабан на Самой Главной Линейке. И был жестоко обломан предательницей-вожатой, когда барабанить на линейку взяли каких-то длинноногих девиц из старшего отряда.


А еще там ставили различные бесчеловечные психологические эксперименты. В рамках одного из таких экспериментов, два младших отряда были отправлены «в поход» на находящееся неподалеку озеро Свято. На бортовом лагерном грузовике доставили и сгрузили в одну кучу-малу кандидатов в походники, двухместные брезентовые палатки, дермантиновые спортивные маты и шерстяные одеяла. Сразу после этого начался поход.


Сначала вожатыми с большим трудом были поставлены палатки и засунуты внутрь спортивные маты в качестве коврика. Затем, с еще большим трудом, юные походники были распределены по местам в количестве 5 человек на одну палатку. Причем мне места не хватило, и я был в принудительном порядке отгружен шестым! в ближайший брезентовый двухместный дом. Потом выяснился небольшой просчет с питанием. О том, что будущие покорители леса иногда хотят кушать, лагерные экспериментаторы немного забыли. Во избежание голодного бунта, по месту постоянной дислокации был отправлен гонец с наказом во что бы то ни стало вернуться с едой. Вернулся. Но количество порций явно не сходилось с количеством ртов. Короче, кушать хотелось очень-очень. И в довершение ко всему, вскоре пошел сильный дождь.


На всякий случай, напомню, что брезентовая палатка промокает насквозь на раз-два. В те счастливые времена, для поддержания туристических тушек в сухом состоянии, необходимо было заранее палатку окопать и накрыть пленкой, чего, конечно же, никто не сделал. По необъяснимым причинам, с потолка палатки капало, по-моему, даже сильнее, чем просто с неба. И весь этот сюр значительно усугублялся тем, что рядом проводился местный районный туристический слет и его участники в совершенно сухом виде сидели в накрытых пленкой палатках и жрали гречку с тушенкой. И сгущенку тоже! Сволочи…


В общем, несмотря на то, что дождик достаточно быстро закончился, холод, голод и повышенная мокрость организма привела к тому, что я был готов сбежать из такого «похода» куда глаза глядят. И сгинул бы в ближайшем болоте, конечно, опыта-то походного не было :) В этом состоянии, на грани побега, я и был обнаружен трудовиком Сидоровым, который участвовал в проходящем турслете то ли в качестве судьи, то ли в качестве организатора. Трудовик Сидоров посмотрел мне в глаза, молча взял меня за руку, в другую руку взял огромный нож в ножнах и повел в лес. Спустя час, собственноручно изрубив в труху несколько березовых грибов, мое нервное состояние приняло более-менее устойчивый вид и дало согласие на возврат в палатку.


Палаточная жизнь показалась очень интересной прямо с порога. Во-первых, там было так тесно, что поворачиваться можно было только всем сразу, по команде. Во-вторых, полученная треть обеденной пайки чудесным образом смешалась с чистейшим лесным воздухом, что привело к немного странному эффекту – все обитатели палатки непрерывно пукали. Пардон, конечно, но из песни слов не выкинешь. Жизнь в палатке разворачивались по стремительной спирали – сначала чей-то пук, а затем длительные совместные поиски его хозяина. Вскоре все уснули, но пуки продолжались с завидной периодичностью, правда уже без последующих словесных перепалок. Глубокой ночью я внезапно понял, что находиться в палатке больше не имею никакой возможности, и выбрался наружу.


Невдалеке, в лагере одной из турслетовских команд, догорал небольшой костер. Полностью деморализованный таким началом походной жизни, я молча подошел к костру, около которого грелось несколько человек, сел и угрюмо уткнулся лицом в собственные колени. Через несколько минут тишины, в моих руках как-то сама собой материализовалась миска с еще теплой гречкой с тушенкой. А рядом возникла кружка с чаем и полбанки сгущенки. Постепенно народ разбредался по палаткам и вскоре у костра остался только я и еще пара каких-то темных личностей. И вот в такой компании, в тишине, глядя на тлеющие угли, я и встретил рассвет совершенно в умиротворенном состоянии. Этот рассвет можно считать знаковым :)


Таким образом, в появлении еще одного туриста можно винить лагерных экспериментаторов, трудовика Сидорова, темных личностей и полбанки сгущенки :)
Tags: палатка, пейзаж, потрындеть, поход, разное
Subscribe

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments